История Острогожска

Исторические периоды:
 

Общие очерки по истории Острогожска
Острогожские земли до н.э.
Н.э. до основания города Острогожска
Основание Острогожска, строительство крепости
Дореволюционный период
Революция, Гражданская война
Становление Советской Власти, довоенный
период
Великая Отечественная война
Послевоенные годы, времена развитого Социализма
Перестройка, развал Союза
Современная история
 

Тематика
 

События
Люди
Архитектура
Исторические документы
Фотографии старинного Острогожска
Фотографии современного Острогожска
Фотографии исторических мест Острогожска
Религии в истории Острогожска
Острогожское казачество
История Острогожского района
Полный архив статей
Архив статей по времени размещения
Поиск
Обсуждение истории Острогожска в Форуме
Острогожский Интернет-портал
Острогожские новости

Острогожск Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика
Острогожск

 
 

 

« Тимоша Силинский | Улицы нашего города »

 

Морской летчик Первой мировой войны.
 
Передо мною полный послужной список рядового дворянина, моего земляка, родившегося 31 октября 1893 года, за 43 года до моего рождения. Мы с ним люди разных эпох: он в царской России верно служил Родине и не воспринял кровавый террор революции, уйдя, вернее, перелетев за границу; я родился в декабре 1936 года, рос и воспитывался в Советской России и не воспринял голую свободу «демократии», предложенную нам в 1990 году. Нам пришлось жить в разные эпохи, но нас объединяет много общего, а главное — любовь к России. Мы, родившиеся в «сухопутном» Воронежском крае, стали моряками, любили море и честно служили России во флоте. Вот почему, пока рука держит перо, я решил коротко напомнить о боевой жизни своего земляка, героя Первой мировой войны, пилота — аса, старшего лейтенанта М.И. Сафонова, насытив сухой послужной список некоторыми моментами достойной боевой жизни.

25 августа (ст. стиль) 1917 года морские лётчики Балтийского флота пригласили к себе на обед команды двух английских подводных лодок, которые действовали совместно с российским флотом в Балтийском море против немцев. Во время обеда командир английской субмарины «Е-9» Макс Хортон встал и провозгласил тост на русском языке: «За здоровье Орла Балтики Сафонова! Ура!». Все сидящие за столом бурно зааплодировали и закричали «Ура!».

Кто же был этот «Орёл Балтики»?

Миша родился в уездном городе Острогожске Воронежской губернии. Отец его, потомственный дворянин, имел родовое имение при хуторе Острые Могилы. Уже давно нет многих не то что хуторов, но даже некогда цветущие сёла и деревни Воронежского края ушли в небытиё. А в те времена конца 19 столетия это были цветущие чернозёмы, а Острогожск был и культурным центром Воронежской губернии под названием Воронежских Афин. История этого города богата известными фамилиями россиян.

Миша учился в Острогожской гимназии, которая славилась высоким образовательным уровнем, и мог пойти по любому достойному пути. Но его тянуло к себе море, в которое он влюбился заочно, увлечённо читая всё про море, попадающееся в руки. Поэтому раздумий не было, и на 16‑м году жизни он поступает в Морской корпус, полный курс которого окончил 23 июля 1913 года, и приказом №144 по Морскому Ведомству был произведён в корабельные гардемарины с правом ношения нагрудного знака об окончании полного курса наук Морского корпуса. В 1913—1914 годах был в плаваниях на крейсерах «Олег» и «Громобой», на которых нёс службу до июля 1914 года, когда был зачислен в 1‑й Балтийский флотский экипаж. Но не долго оставался на берегу, и уже в октябре 1914 года был назначен приказом Командующего флотом Балтийского моря за №275 на 2‑ю бригаду линейных кораблей, на линкор «Севастополь», где приступил к службе уже мичманом, в чин которого был произведён 16 июля 1914 года. Морская служба в те времена на линкорах считалась самой почётной, но почему-то много молодых офицеров стремились на непрестижные ещё в морской среде подводные лодки и аэропланы.

Первоначально воздухоплавательное дело не было самостоятельным. По каким-то непонятным причинам оно было включено в службу связи и, естественно, существовало на положении пасынка. Но вот 14 (27) августа 1914 года приказом Морского министра №269 было введено в действие «Положение о службе авиации в Службе связи». Это был, фактически, первый официальный документ о создании морской авиации России. Однако задачи авиации в рамках службы связи были ограничены, но дело было новое и привлекало молодых офицеров. Не избежал этого влечения и Михаил Иванович, который подал рапорт о переводе в Службу Связи, конкретно в авиацию, куда и был назначен Циркуляром штаба Командующего Балтийским флотом №171 от 16 февраля (ст. стиль) 1916 года. Но ещё ранее состоялось его откомандирование в Офицерскую школу Морской авиации в город Севастополь, где уже в декабре 1915 года он совершил самостоятельно свой первый полёт.

После окончания лётной школы в феврале 1916 года Сафонов приказом начальника Службы связи Балтийского моря за № 247 от 11(24) февраля 1916 года прикомандировывается к воздушному району Службы связи с зачислением на 3‑ю авиационную станцию для обслуживания полётов. Станция располагалась в районе Ревеля (Таллин).

Михаил Сафонов начал свою службу в авиации, когда она уже превратилась в реальную силу на Балтике. Были разработаны наставления по ведению воздушной разведки, атаке неподвижных и движущихся объектов, ведению воздушного боя.

Самолёты стали вооружаться пулемётами. Уже в этой сложной обстановке и показал себя мичман Сафонов мастером воздушного боя.

С 20 апреля по 20 сентября 1916 года балтийские лётчики совершили 163 самолёто-вылета, преимущественно на разведку в Рижский залив, Ирбенский пролив, вдоль побережья от Риги до Либавы, занятого германскими войсками. Практически вся деятельность балтийской авиации проходила в условиях активного противодействия превосходящей по численности немецкой авиации. Германская авиация активно бомбила наши посадочные площадки и аэродромы. При отражении этих налётов авиации противника балтийские лётчики провели 19 воздушных боёв, сбив семь неприятельских самолётов и потеряв три своих.

Вначале Сафонов выполнял разведывательные полёты. При этом приходилось встречаться с немецкими самолётами. Одна из таких встреч 27 августа (ст. стиль) 1916 года мичмана Сафонова с немецким гидросамолётом над Ирбенским проливом закончилась победой первого. Счёт был открыт. За эту победу Михаил Иванович получил орден «Св. Анны» 4‑й степени и кортик с надписью «За храбрость».

Боевые будни продолжались. 26 сентября (ст. стиль) 1916 года три русские летающие лодки совершили налёт на немецкую авиастанцию на озере Унгерн. Командовал группой лейтенант Гарковенко, с ним летели мичман Сафонов и мичман Зайцевский. Летающие лодки внезапно появились над озером и сбросили на стоянку немецких гидросамолётов 12 бомб. При отлёте они были атакованы 20‑ю немецкими истребителями «Фоккер» из сухопутных немецких лётных частей. Русские лётчики вступили в неравный бой. Немцы навалились на отставший самолёт мичмана Зайцевского. Экипаж храбро оборонялся, но тяжело был ранен стрелок, самолёт Зайцевского потерял возможность ответного удара.

Гарковенко и Сафонов дружили с Зайцевским ещё с авиационной школы, где вместе обучались лётному искусству, и они не могли бросить товарища в тяжёлую минуту. Две русские летающие лодки развернулись и бросились на 20 самолётов противника. В результате мичман Зайцевский вырвался из-под огня противника и вернулся на базу. Но в этом бою погиб геройской смертью лейтенант Гарковенко, а мичман Сафонов получил ранение в ногу и с трудом дотянул до своей базы, где сразу был отправлен в госпиталь. За этот вылет на бомбометание и воздушный бой с немецкими самолётами Михаил Сафонов был награждён орденом Св. Станислава 3‑й степени с мечами и бантом. Приказом начальника Службы Связи Балтийского моря №1209 от 29 ноября (ст. стиль) он был переведён в отряд «Глаголь», самый боевой отряд авиации Балтийского моря.

К концу 1916 года морская авиация располагала самолётным парком в 140 единиц, не считая учебных самолётов. Ей уже было тесно в рамках Службы связи, поэтому 5 (18) октября 1916 года появилось Положение о Службе морской авиации в Российском флоте, с 30 ноября (13 декабря) оно вводилось в действие. На документе имелась пометка: «Собственноручно его императорского величества рукой написано «Одобряю». В царской ставке октября 5 дня 1916 г. Морской министр генерал-адъютант Григорович». Положением определялось, что отряд состоит из четырёх — восьми самолётов. Кроме организационных и прочих вопросов, «Положение» учитывало и чисто человеческие качества пилотов. Так в статье 73 было записано: «Офицер-лётчик имеет право просить об отчислении его от авиационной службы без объяснения причин, с момента подачи о сем рапорта своему непосредственному начальнику может отказаться от совершения полётов».

Но это не для нашего героя. Наоборот, после госпиталя Сафонов почти ежедневно летал на разведку, нёс патрульную службу, часто вступал в воздушные схватки с вражескими самолётами. Его гидросамолёт «М-16» («Зимняк») всегда был при деле. В июне 1917 года Михаил Сафонов приказом по Армии и Флоту за № 117 был произведён в лейтенанты. К этому времени он был награждён уже пятью офицерскими орденами.

25 августа (ст. стиль) 1917 года немецкие бомбардировщики совершили налёт на базу русских гидросамолётов на острове Эзель (о. Сарема — Эстония). На перехват вылетели русские самолёты. В завязавшемся воздушном бою Сафонов сбил один из немецких самолётов, а два других предпочли отступление. Экипаж сбитого немецкого бомбардировщика, два пилота, был подобран из воды русскими матросами и доставлен на русскую базу. Сафонов пригласил немецких пилотов на обед в офицерскую столовую, на котором присутствовали командиры двух английских подводных лодок Кроми и Хортон. На этом обеде командир подводной лодки «Е-9» Макс Хортон и провозгласил свой тост, о котором я уже упоминал выше: «За здоровье Орла Балтики Сафонова! Ура!». Громче всех этому тосту хлопали немецкие лётчики, которые донесли это до своих коллег — немецких пилотов. Прозвище «Орёл Балтики» приклеилось к Михаилу Сафонову и стало известно всему Балтийскому флоту. (В Первую мировую войну иногда с пленных моряков и лётчиков брали слово, что они больше не будут участвовать в боевых действиях против России, и отпускали домой. — В.К.).

29 сентября (12 октября) 1917 года немцы начали операцию «Альбион» — операция германского флота по захвату Моонзундского архипелага. События того сражения и героические действия русских моряков отражены в широко известном историческом романе Валентина Пикуля «Моозунд». Но кроме морского сражения, было и воздушное. Немецкий флот поддерживали свыше 100 самолётов и 6 дирижаблей. Им противостояло всего 30 русских гидросамолётов. Немцы, высадив десант в бухте Тага-Лахт (Северо-запад острова Эзель) начали продвижение к авиационной станции в Кильконде. Пришлось грузить неисправные самолёты под огнём противника на транспорты. В это время лётчики, поднявшись в воздух на исправных машинах, среди них был и лейтенант Сафонов, вели воздушные бои и обеспечивали прикрытие транспортов до их прибытия в Ревель (Таллин). Конечно, количественное преимущество было на стороне немцев, но отвага и мастерство русских морских лётчиков уравнивали силы. В этом сражении немцы в полной мере оценили силу русского «Орла Балтики».

В первые четыре дня сражения Сафонов сбил 4 самолёта противника, по одному в день. Но при возвращении 2 (15) октября из очередной разведки самолёт Сафонова был обстрелян немцами над морем. Мотор был пробит и встал, что заставило Михаила сесть на воду, благо позволяло состояние моря. Эсминец «Разящий» подобрал лётчика и доставил в штаб обороны Рижского залива. Начальник Морских сил Рижского залива контр-адмирал Бахирев пожелал лично увидеть отважного лётчика. После доклада адмиралу лейтенант Сафонов получил на базе новый самолёт и на следующий день снова парил в балтийском небе....

В конце октября приказом по Армии и Флоту за №237 Сафонов производится в чин старшего лейтенанта, а уже в ноябре его назначают командиром 2‑го истребительного отряда, приписанного к Ревельскому морскому порту. Русский флот, как и впоследствии во 2‑й мировой войне, был заперт немцами в Финском заливе, но продолжал борьбу и на воде, и в воздухе. И теперь уже командир отряда Сафонов совершенствовал не только своё лётное мастерство, но и на личном примере учил своих подчиненных, как нужно бить врага.

Свою седьмую воздушную победу ас Сафонов (В России это звание в 1‑ю мировую войну получал лётчик, имеющий 5 сбитых самолётов. — В.К.) одержал 16 (29) ноября, а на следующий день довёл счёт до восьми, перехватив двухмоторный бомбардировщик, который сбил в коротком бою.

Всего до Революции 17‑го года Михаил Иванович Сафонов имел на счету 11 побед в воздухе, что вполне соответствовало званию аса не только по российским меркам, но и международным того времени. А в период Великой Отечественной войны лётчики, имевшие 11 побед в воздухе, представлялись к званию Героя Союза, так что мой земляк по всем нормам мог претендовать не только на звание аса, но и Героя в свои 24 года. Но наступали смутные времена....

После революции и перемирия с немцами продолжил службу в морской авиации. Его отряд был перебазирован на Комендантский аэродром под Петроградом. Сафонов, как и наиболее подготовленная и грамотная часть лётного состава, состоящая из офицеров, не приняла и не поняла, а, пожалуй, и не могла понять Октябрьскую революцию. Особенно на них подействовал заключённый 3 марта 1918 года сепаратный Брестский договор с Германией, которая была для них врагом. Да и отношение к офицерам в те времена были под стать нашим — ты никто в своей стране... Поэтому Сафонов принимает решение оставить Россию. Перейти на сторону белых он не смог, ему претила гражданская бойня — война против своих соотечественников. Кроме всего, приказом по Армии и Флоту №4 от 20 декабря 1917 года морская авиация переходила в подчинение сухопутной авиации, а этого не могли принять морские лётчики, влюблённые не только в небо, но и море. Ко всему этому приказом Командующего флотом Балтийского моря №110 от 19 марта 1918 года Михаил Иванович Сафонов увольнялся со службы.

На этом и обрывается послужной список морского лётчика старшего лейтенанта Сафонова. Что оставалось делать? Он лишался дела и службы.

Поэтому 11 апреля 1918 года Сафонов с женой, он был уже женат, и четырьмя бывшими морскими лётчиками на своих самолётах перелетают в Финляндию, получившую независимость 18 (31) декабря 1917 года.

Этого им не могла простить новая (советская) власть. Видимо, из-за этого в советское время об отважном морском лётчике нигде не упоминается, даже в книге A.M. Артемьева «Морская авиация России», изданной уже в 1996 году (Москва) не найти его имени, хотя в книге много имён менее значимых по своему следу в истории морской авиации.

Некоторое время Сафонов служил в финской авиации, но здесь ему не понравилась враждебная позиция финского правительства по отношению к России. Он не смог участвовать в провокационных вылазках финских националистов на территорию советской Карелии и в начале 1922 года сумел перебраться в Индию, где поступил на службу в британскую авиацию. Но и эта служба ему пришлась не по нраву, и он в 1924 году с семьёй уезжает в Китай. Там он начал работать в авиационных мастерских, учил китайских лётчиков летать на морских самолётах. Но смутные времена дошли и до Китая. Начавшийся революционный подъём возглавил Сунь Ят-сен, который пригласил военных и политических советников из Советского Союза. Эти «советники» очень негативно относились к российским эмигрантам, тем более, военным специалистам.

В мае 1926 года Михаил Сафонов попадает в аварию и погибает в возрасте 33 лет... Загадочность этой аварии подтверждается тем, что его жена с двумя детьми вынуждена была покинуть Китай и переехать в США…

Конечно, мне бы хотелось более подробно узнать и рассказать читателям о герое — морском лётчике времён 1‑й мировой войны, названной «Великой войной», Сафонове, не путать с дважды Героем Советского Союза Сафоновым Борисом Феоктистовичем (1915 -1942 гг.), но скудность материалов не позволяет сделать этого. А развивать фантазии и домыслы в этом правдивом очерке совсем не моя задача.

Р. S. Составить более полную картину жизни моего замечательного земляка, жившего в драматические моменты истории России, очень трудно. Многие документы уничтожены здесь, недоступны в других странах. Надежда есть только на случай, что уехавшие в США в 1926 году жена и его дети, наверняка, уже ставшие американцами, как-то прочтут этот материал и что-то дополнят о замечательной жизни своего отца — аса-лётчика 1‑й мировой войны. 

------------------------------------------------------------------Источники: 

1) Полный послужной список Михаила Ивановича Сафонова. РГА ВМФ, фонд 406, опись 9, дело 3731. (Спб., ул. Миллионная, 36)
2) «Морская авиация России» — A.M. Артемьев, Москва, 1996 г.
3) Источники Острогожского историко-краеведческого музея. (Воронежская обл., г. Острогожск, бульвар Крамского, 4).

Вадим Тимофеевич КУЛИНЧЕНКО, капитан 1 ранга, ветеран-подводник.


Категория: Революция, Гражданская война, Люди / печать / rss
Оценить статью: / Средняя оценка: 4

pgt 0.01975 сек. / запросов: 10 / кэширование: выключено
 

 


Использование материалов, опубликованных на сайте, разрешено только с указанием авторства и гиперссылкой на источник: www.ostrogozhsk.ru
Мнение администрации не всегда совпадает с мнением авторов опубликованных на сайте материалов.