История Острогожска

Исторические периоды:
 

Общие очерки по истории Острогожска
Острогожские земли до н.э.
Н.э. до основания города Острогожска
Основание Острогожска, строительство крепости
Дореволюционный период
Революция, Гражданская война
Становление Советской Власти, довоенный
период
Великая Отечественная война
Послевоенные годы, времена развитого Социализма
Перестройка, развал Союза
Современная история
 

Тематика
 

События
Люди
Архитектура
Исторические документы
Фотографии старинного Острогожска
Фотографии современного Острогожска
Фотографии исторических мест Острогожска
Религии в истории Острогожска
Острогожское казачество
История Острогожского района
Полный архив статей
Архив статей по времени размещения
Поиск
Обсуждение истории Острогожска в Форуме
Острогожский Интернет-портал
Острогожские новости

Острогожск Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика
Острогожск

 
 

 

« 149-я стрелковая дивизия (1-го формирования) | Привет из космоса »

 

История еврейского героя.
Источник: Еженедельник "Секрет" (Иерусалим, Израиль).
Семен КИПЕРМАН,
Хайфа.

Самуил Пенхусович Медведовский умело руководил советскими войсками при освобождении Острогожска 23 ноября 1919 г.  
Его имя ныне носит одна из улиц города.

 
В книге Марка Штейнберга "Евреи в войнах тысячелетий" среди многих воинов, сражавшихся в армиях разных стран, названо имя Самуила Медведовского, российского героя-еврея времен Первой мировой войны, а позже участника гражданской войны на стороне Советской власти. Хотелось бы дополнить страницы биографии этого мужественного человека, прожившего недолгую, но достойную жизнь.



Самуил Пинхусович Медведовский родился в 1891 году в местечке Золотоноша Полтавской губернии в бедной семье. Отец его служил сторожем и чернорабочим в синагоге. Трудиться ему приходилось с детских лет, чтобы помочь семье. Семилетним ребенком Самуил остался без матери, в девять лет - без отца. Кое-как упрямый мальчонка по ТАНАХу, с подзатыльниками и бранью "учителей", овладел грамотой. Но Самуил всей душой рвался к знаниям. При поддержке "политического" - сельского учителя, разгадавшего в драчливом мальчугане незаурядные способности, Медведовский смог учиться в городском училище, одновременно зарабатывая уроками на жизнь. Мальчонка легко овладел немецким языком, говорил без акцента и писал без ошибок.

По всей Золотоноше шли разговоры о смышленом Самуиле. Евреи удивлялись, приговаривая: "Бесштанный сирота - ладно бы из хорошей семьи".

В 1911 году Самуил сдал экстерном экзамены за курс гимназии. А после чего случилось совсем уж непонятное - молодой Медведовский ввязался в "политику", даже в тюрьму угодил за участие в беспорядках. Неизвестно, чем бы все кончилось, но в 1911 году его призвали в армию.

Грамотного, к тому же свободно владевшего немецким языком, его сразу выделили среди солдат 27-го Витебского полка. Медведовский был назначен на "ответственный" пост - ротным писарем.

С первых дней Первой мировой войны полк был направлен на фронт. Командир полка, ярый антисемит Богданович перевел Медведовского из писарей в команду пеших разведчиков. Вместе с ним были переведены в разведчики еще два еврея, служившие в фельдшерской команде, дескать, пускай эти субчики пороху понюхают.

Однако не робкого десятка оказался Медведовский. Через два месяца грудь "субчика" украшали два "Георгия". По этому поводу Медведовский шутил:

- Его превосходительство генерал Богданович помог, а то бы гнить мне в штабе.

Своей храбростью, веселым нравом, острым умом Медведовский вскоре завоевал популярность среди солдат. К 1916 году он уже был кавалером четырех "Георгиев" (полный бант) и георгиевской медали, и был произведен в подпрапорщики.

В журнале "Война и евреи", издававшемся в 1914-1916 гг., в одной из публикаций "Укромные герои" говорилось:

"Сотни и тысячи георгиевских кавалеров-евреев своей кровью доказали, что в жилах еврея течет человеческая кровь".

О храбрости Медведовского в полку ходили легенды. Вот один из эпизодов. Летом 1916 года пошли в разведку два его товарища, но вылазка прошла неудачно, пришлось вернуться. Один из разведчиков был ранен, остался на ничьей земле, оказавшись в воронке, он звал на помощь, но территория простреливалась с вражеской стороны. И тогда Медведовский с одним из разведчиков, совсем без оружия, взяв носилки, во весь рост пошли по изрытому полю к раненному. Огонь прекратился, и изумленные немцы взирали на необычайное зрелище. Забрав товарища, Медведовский и его спутник возвратились невредимыми.

О храбрости и растущем авторитете Медведовского говорили уже не только в полку, но и в корпусе.

В марте 1917 года он стал большевиком и был избран в корпусной комитет. Это вовсе не радовало начальство, которое поспешило откомандировать его в ставку Юго-Западного фронта, в город Бердичев, на должность офицера роты георгиевских кавалеров. Факт такого назначения служил свидетельством авторитета Медведовского. А когда весть об октябрьских событиях пришла в Бердичев, солдаты всех воинских частей избрали руководителя городской партийной организации большевиков Медведовского начальником гарнизона.

Тогда же на состоявшемся съезде солдатских комитетов Юго-Западного фронта впервые встретились Самуил Пинхусович Медведовский и Василий (Васо) Исидорович Киквидзе, председатель солдатского комитета 6-й кавалерийской дивизии, при царе - подследственный арестант. В дальнейшем судьба тесно связала этих мужественных людей. Вместе они начали формирование красноармейских отрядов из частей фронта, предвидя военные действия против немцев и гайдамаков, которые стремились свергнуть советскую власть на Украине. Была сформирована 4-я армия под командованием Киквидзе и его заместителя Медведовского.

После двух месяцев ожесточенных боев с немцами и гайдамаками, 4-й армии пришлось под натиском превосходящих сил отходить. На Медведовского была возложена задача вывести из-под огня эшелоны с продовольствием, боеприпасами, оружием и казной Юго-Западного фронта. Неоднократно ему приходилось вступать в бой и личным примером воодушевлять красноармейцев. В результате ценное имущество было доставлено в Тамбов. Здесь 4-я армия была реорганизована в 1-ю советскую дивизию (впоследствии 16-ю стрелковую) во главе с Киквидзе и его заместителем Медведовским.

После небольшой передышки в июне 1918 г. дивизия была направлена на Южный фронт - сражаться против банд Краснова. В тяжелых боях врагу были нанесены ощутимые удары. Здесь огромное значение имели быстрота и оперативность, смелость и точность. Медведовский и Киквидзе понимали и дополняли друг друга - горячий и отчаянный Васо и спокойный, хладнокровный, никогда не теряющий самообладания Самуил. Порой фронт растягивался на 40-50 верст, и обычно Медведовский руководил войсками на левом фланге, Киквидзе - на правом. Их большая дружба, связанная участием в боях и сдобренная пролитой кровью, породила полное взаимопонимание. Случилось это в бою под Гребенкой на Полтавщине, когда оба были ранены одной и той же пулей.

Особое внимание замначдив уделял воспитанию бойцов в духе пролетарского интернационализма. Их дивизия отличалась многонациональным составом. В ней были русские, украинцы, молдаване, чехи, евреи, грузины, китайцы, венгры. И ко всем необходим был свой подход, внимание, такт. Бойцы это чувствовали, за что и пользовался огромным авторитетом замначдив.

11 января 1919 г. был убит шальной пулей Киквидзе. Это произошло в период наступательных боев.

- Я дал согласие только на временное командование дивизией, - говорил впоследствии Медведовский, - так как был сильно привязан к Киквидзе и жить без него, мне казалось, не смог бы.

Преодолевая боль утраты боевого друга, Медведовский взял командование дивизией на себя. Под его руководством дивизия прошла с боями за два дня 70 километров. Несмотря на непрерывные бои, Медведовский сумел осуществить давно задуманную реорганизацию дивизии: свел полки в бригады - две бригады по три полка в каждой, что позволяло оперативно осуществлять руководство в условиях быстрого наступления на Новочеркасск.

Между тем 16-я дивизия имени Киквидзе волновалась. Вообще-то ни бойцы, ни командиры не имели ничего против назначения нового начдива - Роберта Эйдемана, зарекомендовавшего себя опытным военачальником. Но одновременно отстранение Медведовского, которого все справедливо считали естественным преемником Киквидзе, воспринималось как незаслуженная обида. Поэтому на проходивших митингах бойцы заявляли: "Не хотим другого комдива".

Медведовский оказался в трудном положении. Конечно, его трогала преданность и доверие бойцов. Ведь он сам весь принадлежал дивизии, заменившей ему и дом, и семью, которых у него не было. В то же время он не мог согласиться с нарушением воинской дисциплины и отказом признать нового командира. С тяжелым чувством, но как всегда, являя пример полного отсутствия какого-либо честолюбия и карьеризма, Медведовский обходил роты, батареи, службы, разъясняя бойцам пагубность их "бунтарства" для дела революции. И солдаты с пониманием оценили этот шаг Медведовского, высказывая свою готовность оставаться боеспособным, крепким соединением. По достоинству оценил благородство и выдержку Медведовского новый начдив, который постоянно чувствовал поддержку своего заместителя. В конце концов, все разрешилось спустя несколько месяцев. В августе 1919 года Самуила Медведовского назначили командиром 16-й дивизии, а Роберт Эйдеман получил новое назначение.

Весь август в районе Купянска дивизия вела ожесточенные бои против корпуса Мамонтова и конницы Шкуро. На рубеже девятнадцатого и двадцатого годов в составе 8-й армии дивизия Медведовского одержала блестящую победу на Южном фронте под станцией Лихая, которая была ключом к Новочеркасску. Удар, нанесенный деникинским войскам, был настолько неожиданным, что белые не успели даже увести санитарный поезд, было захвачено много пленных и трофеев. За умелое руководство войсками и личную храбрость, проявленную в этой боевой операции, Самуил Медведовский 2 января - в день своего рождения - был награжден орденом Красного Знамени. Победа под Лихой была достойным завершением боевых действий в 19-м году. Прославившуюся своей стойкостью дивизию командование бросало на самые опасные участки против превосходящих сил противника.

Тяжело переживал комдив неизбежные потери. Но дивизия крепла и закалялась. Новые бойцы вливались в ее ряды, продолжая славные традиции. Для дивизии и ее командира большой честью было назначение командиром одной из бригад опытного и смелого Яна Фабрициуса.

К началу 1920 года наступление Красной Армии развернулось на Южном фронте против войск Деникина, отступавших на Кубань, последний оплот белогвардейцев на пути к Черному морю. Весь январь и февраль 16-я дивизия Медведовского в тесном взаимодействии с Первой конной армией Буденного выступала против белогвардейцев, укрепившихся в районе Ростова.

Как лучшего комдива, Самуила Медведовского назначили командовать ударной группой в составе трех дивизий и одной кавалерийской бригады и нескольких отдельных бригад. Поставленная задача предусматривала овладение станицей Ольгинской и Батайским плацдармом, который считался наиболее укрепленным участком фронта белых, "деникинским Верденом". Ударная группа Медведовского по плану должна была наступать вместе с Конной армией Буденного, но случилось так, что в бой ей пришлось идти одной... Тем не менее, задача была выполнена ударной группой Медведовского. Она овладела всем Кущевским узлом в сотне километров за Доном, захватила много трофеев, среди которых - два бронепоезда.

Новая задача, поставленная командованием фронта, требовала быстрого форсирования реки Кубань. Но в районе наступления все переправы и плавучие средства были уничтожены противником. Благодаря блестящему замыслу, использовав один-единственный паром, Медведовский сумел организовать переправу основной части ударной группы, оставив для прикрытия небольшие силы. Одним из первых ступил на противоположный берег реки командующий. 25 марта 1920 года группа Медведовского находилась всего в 25 верстах от Новороссийска. Отдых был коротким. Последовал приказ наступать на Новороссийск - последний оплот деникинской армии и контрреволюции на юге России. 27 марта части Красной Армии овладели Новороссийском. Реввоенсовет фронта высоко оценил победителей. В числе награжденных за Новороссийскую операцию был представлен ко второму ордену Красного Знамени комдив Самуил Медведовский.

После короткого перерыва между боями 16-я дивизия имени Киквидзе под командованием Медведовского была переброшена на Западный Фронт для наступления на панскую Польшу. Здесь состоялась встреча Медведовского с командующим фронтом Тухачевским, который приветствовал его словами: "Рад познакомиться с вами, тем более, вместе служить". Командующий выразил уверенность, что дивизия под командованием Медведовского оправдает надежды командования армии и фронта.

Примечательный эпизод произошел на одном из участков фронта. 16-я дивизия понесла большие потери, и ей грозило полное окружение. Медведовский стал пробиваться к главным силам армии, оставшись с арьергардом прикрывать отход своих войск. Отступавшие впереди части Красной Армии посчитали, что 16-я дивизия уже уничтожена, и подожгли мосты через реку, но дивизия по горящему мосту вошла в Гродно.

В штабе армии между тем сочли, что дивизия разгромлена и стали формировать из новобранцев, прибывших для пополнения 16-й дивизии, новую 16-ю дивизию. 24 августа в местечке Ставински встретились два начдива - 16-й Розенблюм и Медведовский. Взаимно представившись, они в изумлении посмотрели друг на друга, после чего Медведовский отбыл принимать пополнение. Исход войны с Польшей в 1921 году известен.

После окончания гражданской войны Медведовский остался командиром 16-й дивизии. В 1921-1922 гг. дивизия была расквартирована в Казани и приняла участие в борьбе против голода, который охватил Поволжье. Находясь на скудном довольствии, солдаты делились с голодающим населением. Когда был объявлен добровольный сбор ценностей, начдив первым сдал в помощь голодающим два золотых и два серебряных "Георгия".

В мае 1923 года Самуил Медведовский оставил дивизию, с которой прошел всю гражданскую войну. О его авторитете свидетельствует то, что красноармейцы дважды единодушно избирали Медведовского на съезды Советов. И бойцам нелегко было расставаться с начдивом. А уходил он на новую должность заместителя командующего Приволжским военным округом. Но недолго довелось ему пробыть в этой должности Сказались раны, сжигал старый туберкулез. В апреле 1924 года Самуил Медведовский умер.

Видный военачальник Фабрициус говорил на похоронах:

- Ушел из жизни железной воли человек, не знавший страха перед смертью и беспощадный к своим классовым врагам... старый революционер, простой, скромный, но близкий и родной бойцам Красной Армии.

Похоронен Самуил Медведовский в Москве на Ваганьковском кладбище недалеко от своих боевых друзей Киквидзе и Железнякова.

Более четырех десятилетий замалчивалось имя Самуила Медведовского. Почему-то его слава кому-то мешала - может, в силу еврейского происхождения, может, потому что был он чем-то несимпатичен "вождю народов". Да и зачем другие герои, если на роль такового избран Василий Чапаев? Заметим, одобренная лично Иосифом Виссарионовичем героизация Чапая многих истинных героев отодвинула на задний план. И только в 60-е годы в серии "Жизнь замечательных людей" имя Самуила Пинхусовича было названо в когорте героев гражданской войны.

Ну а доживи еврейский герой до мрачного 1937-го - едва ли он прошел через горнило сталинских чисток. Но, можно сказать, "повезло": не попал проживший всего 32 года начдив в число репрессированных военачальников. Впрочем, история не знает сослагательного наклонения.
 



Могила Самуила Медведовского. г. Москва, Ваганьковское кладбище.

Категория: Революция, Гражданская война, Люди / печать / rss
Оценить статью: / Средняя оценка: 4

pgt 0.05537 сек. / запросов: 10 / кэширование: выключено
 

 


Использование материалов, опубликованных на сайте, разрешено только с указанием авторства и гиперссылкой на источник: www.ostrogozhsk.ru
Мнение администрации не всегда совпадает с мнением авторов опубликованных на сайте материалов.