История Острогожска

Исторические периоды:
 

Общие очерки по истории Острогожска
Острогожские земли до н.э.
Н.э. до основания города Острогожска
Основание Острогожска, строительство крепости
Дореволюционный период
Революция, Гражданская война
Становление Советской Власти, довоенный
период
Великая Отечественная война
Послевоенные годы, времена развитого Социализма
Перестройка, развал Союза
Современная история
 

Тематика
 

События
Люди
Архитектура
Исторические документы
Фотографии старинного Острогожска
Фотографии современного Острогожска
Фотографии исторических мест Острогожска
Религии в истории Острогожска
Острогожское казачество
История Острогожского района
Полный архив статей
Архив статей по времени размещения
Поиск
Обсуждение истории Острогожска в Форуме
Острогожский Интернет-портал
Острогожские новости

Острогожск Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика
Острогожск

 
 

 

« Острогожск - город на Тихой Сосне | Улицы нашего города »

 

Журнал ПОДЪЁМ №1.

ПЕРЕД ЛИЦОМ ИСТОРИИ.

 Денис Борисов.



 
 За прошедшее десятилетие на наших глазах рассыпалось немало  исторических

мифов. Это относится  и к изучению повстанческого  крестьянского движения

в период гражданской  войны. В советское  время  освещение крестьянских

восстаний 1920-1921 гг. имело откровенно  фальсифицированный  характер.

Крестьянское восстание  на территории Воронежской  губернии или

"Колесниковщина" долгие годы являлось одной из малоизученных страниц той

эпохи. Но в последнее время стало возможным  на основе  раннее

неизвестных архивных материалов  достаточно полно и достоверно

восстановить картину вооруженной борьбы воронежских  крестьян с советской

властью в 1920-1921 гг.

 

 В течение  всей гражданской  войны из губерний, сравнительно близко

расположенных к центральным промышленным районам и связанных с  ними

удобными путями  сообщения,  Советское  государство вынуждено было черпать

продовольственные ресурсы  для армии и  городского  населения. По мере

сужения  территории республики, свободной от военных действий, требования

к ее центральным районам,  в том числе  и к Воронежской  губернии, все

возрастали. На воронежских крестьян была наложена  чрезвычайно

обременительная  продразверстка  и в неурожайном  1920 году, когда засуха

и бескормица  обрушилась на их хозяйства  в южных и юго-восточных,

близких  к Поволжью районах Воронежской губернии.

 

 На почве недовольства  продразверсткой   и диких  перегибов  при ее сборе

3 ноября 1920 года в придонской  слободе  Старая Калитва Острогожского

уезда вспыхивает  восстание, которое  к концу  месяца    охватило уже

значительную часть Воронежской  губернии  к югу  от линии Павловск -

Калач. Только вооруженных повстанцев, по сведениям  военной  разведки,

здесь насчитывалось до 10 тысяч. К 25 ноября - моменту наивысшего

развития  мятежа - самым  крупным  военным  формированием у воронежских

мятежников была повстанческая дивизия  Ивана Колесникова (5500 штыков и

1250 сабель  при 6 орудиях и  7 пулеметах),  действовавшая между  Россошью

и Богучаром.

 

 Уроженец  слободы Старая Калитва Воронежской  губернии  Иван Колесников в

годы первой  мировой  войны прошел нелегкий путь от рядового до младшего

унтер-офицера  и командира  взвода. Об участии Колесникова в гражданской

войне достоверно удалось  установить лишь то, что в мае 1919 года он был

рядовым  красноармейцем конной   разведки 107-го (с августа 1919 года -

357-го) стрелкового полка 40-й Богучарской  стрелковой дивизии. Только во

второй половине  1919 года Колесников был ранен  не менее двух раз.

Вероятно, после  очередного  ранения Колесников 18 июня 1920 года  вступил

в должность  казначея  своего  полка и в конце  месяца  убыл в

командировку в отдел  снабжения  дивизии.  На этом след Колесникова в

архивных документах обрывается. По недокументальным  данным, казначей

357-го полка И. С. Колесников проворовался и дезертировал, а когда

добрался домой,  в Старую Калитву, там уже  началось восстание, военным

руководителем  которого он вскоре  стал. Но, как бы то ни было, Иван

Колесников,  бесспорно, обладал  незаурядными  командирскими  качествами,

богатым военным  опытом  и исключительной  личной  храбростью.

 

 Предпринимавшиеся еще с 5 ноября попытки  тыловых  частей  Красной  Армии

и местных  коммунистических  отрядов  силой  подавить мятеж  успеха  не

имели.  Положение резко  изменилось  лишь с прибытием  в район  боевых

действий  кавалерийской бригады 14-й стрелковой  дивизии   имени  А. К.

Степина, которая 1 декабря выгрузилась на станции  Митрофановка. Кстати,

одним из эскадронов этой бригады  командовал  будущий  советский  маршал

Г. К. Жуков. 2 декабря советские  части (3971 штык и 1257 сабель при 37

пулеметах и 8 орудиях)   перешли   в решительное  наступление  на дивизию

Колесникова.  Через  три дня  ожесточенных  боев   от нее почти  ничего не

осталось. Но Иван Колесников  остался жив.  Собрав 150 человек, он без

шума  покинул  родные  места  и ушел  на Украину, в Харьковскую губернию.

 

 Между тем разбитые и рассеянные по воронежским  волостям отряды

колесниковцев   не собираются  складывать  оружия. Они по-прежнему

нападают  на членов местных ревкомов  и исполкомов, небольшие  отряды

красноармейцев, срывают работы  по проведению  продразверсток. В ответ на

эти действия повстанцев,  с конца декабря  1920 года при сельревкомах  из

местных жителей начинают  создаваться  ударгруппы.

 

 После того, как мятежные волости  были "зачищены"   ударгруппами от

колесниковцев  и дезертиров, местные  партработники вместе с продотрядами

приступают  к сбору  продразверсток. Но начавшиеся реквизиции хлеба

проходят отнюдь  не в рамках  законности,   появляются первые  случаи

"перегибов". Так в Митрофановской  и  Криничанской  волостях Острогожского

уезда  продотряды, несмотря на неоднократные  предупреждения местных

волревкомов, для  реквизиции хлеба  производят  самочинные   обыски в

сундуках  крестьян. При этом продармейцами  забираются  на собственные

нужды  личные  вещи селян,  их белье, разная одежда, обувь. Необходимо

отметить, что и красноармейцы   расквартированных в воронежских селах

частей нередко совершали  противозаконные действия в отношении  местного

населения. Так красноармейцами 2-го  кавполка в селе Ровеньки

Острогожского уезда  у местного населения  были отобраны  многие  вещи

домашнего  обихода. Составленная  позднее  местным райревкомом  перепись

забранных  вещей состояла  из 33 листов. Как правило, подобные

самовольные и  безнаказанные действия красноармейцев   настраивали местное

население  против  советской  власти1.

 

 Жесткое  и ускоренное   проведение  продразверстки  ухудшило  и без того

нелегкое  положение воронежских крестьян.  Непродуманные

продовольственные   реквизиции опустошили  амбары, сараи и  погреба

местных  земледельцев, оставив,  их по сути дела, без  средств  на

существование.   В волостях Острогожского  и Богучарского   уездов

нарастает угроза голода. Многие крестьяне, покинув свои села, целыми

семьями  уходят в поисках  пропитания на хлебородную Донщину. Те же, кто

остался на своей  земле, пускают  под нож последних лошадей. Единственной

опорой  советской  власти на селе   в это время  являются  местные

коммунисты, семьи красноармейцев и бедняки.  Данные категории  населения

даже в чрезвычайных условиях  голода  по мере  сил снабжаются  некоторыми

продуктами питания и дровами.  Причем  проводятся  подобные  мероприятия

путем  перераспределения продовольствия и дров  у местного населения, то

есть, фактически, за счет простых  крестьян.  Но подобными  мерами

советская власть, естественно, не могла укрепить свой авторитет на селе,

а скорее, наоборот,  настраивала  против себя широкие  массы крестьянства,

и в первую очередь - крестьянина-середняка.  Именно эта категория

крестьянства больше всех пострадала от неурожая, нескончаемых

продразверсток  и произвола местных органов  власти. Доведенные до

отчаянного положения  середняки готовы были при первом же удобном  случае

поддержать любую силу, способную облегчить их положение.  И вскоре такой

случай им представился.

 

 В начале  февраля 1921 года отряд Ивана Колесникова в 500 сабель

появляется в пределах Воронежской  губернии. Уже 3 февраля  колесниковцы

появляются в Алексеевском уезде  (тогда  он находится в составе

Воронежской губернии)   и захватывают  большое  село Татарино. Там в руки

повстанцев попадает  местная  канцелярия со всеми документами, в числе

которых списки и сводки  по продразверстке, бумаги о переделе земли,

проходившем в 1918 году.  При полном одобрении местного населения вся эта

документация тут же сжигается.  После Татарино  заметно  пополнившийся

отряд Колесникова разбивается  на две части:  одна во главе  с самим

Колесниковым  наступает на Старую Калитву, другая - на Калач.

 

 Разрозненные отряды красноармейцев  и ударгруппы не в силах остановить

стремительное продвижение  кавалерийских групп Колесникова. К этому

времени  отряды  повстанцев представляют  собой уже внушительную силу.

Ряды колесниковцев насчитывают 3,5 тысячи человек. Повстанцы хорошо

вооружены  и передвигаются в большинстве своем верхом, так как местные

крестьяне обычно приходят в отряды Колесникова со своими лошадьми и со

своим оружием,  припрятанным  ими со времен гражданской  войны. Во главе

повстанческих сил находится штаб, приказам которого  подчиняются все

отряды Колесникова.

 

 4 февраля колесниковцы  занимают Калач. 5 февраля Колесников  в своей

бывшей "столице" - Старой Калитве.  В то же время  советские  органы

власти постепенно приходят в себя от шока,  вызванного внезапно

вспыхнувшим восстанием. Все имеющиеся силы  приводятся ими в боевую

готовность.  Вскоре красным  частям удается в районе  Старой  Калитвы

окружить и разбить крупный  повстанческий отряд. В качестве  трофеев

красноармейцам  достаются  сорок  пулеметов и одно орудие.  Невзирая  на

первое  поражение, колесниковцы продолжают  занимать крупные  волосные

центры. 8 февраля  повстанцы  предпринимают  налет на слободу Россошь.

Здесь повстанцы  вместе с местным  населением  грабят склады

Россошанского Единого Рабоче-Крестьянского общества,  в которых находились

дефицитные  в то время товары: мука, мясо, соль, ткани, керосин. В тот же

день колесниковцы занимают слободу Криничную, откуда уже успели

эвакуироваться местные органы власти.

 

 Зона действий повстанцев расширяется с каждым днем. 11 февраля разъезды

повстанцев замечены  в Карпенковской и Гниловской  волостях

Острогожского уезда. Колесниковцы появляются в окрестностях станций

Евдаково и Зосимовка. 12 февраля  в четыре часа утра колесниковцы

врываются в слободу  Каменка. Власти  прилегающих к Каменке  волостей

срочно  эвакуируются в слободу Лыски, которая  находится на севере

Острогожского уезда. В тот же день  колесниковцы  занимают  придонскую

слободу Марки.  Имущество местного совхоза  "Октябрь" и Госвинзавода,

включающее скот, хлеб, вино раздается большею частью между жителями Марок.

Некоторые дома  совслужащих  подвергаются грабежу.

 

 В это время в связи с нарастанием  крестьянского мятежа  в Воронежскую

губернию  спешно перебрасываются  части регулярной Красной Армии,

численность которых к 15 февраля достигла 24 тысячи  бойцов. После Марок

повстанцы  идут дальше  вдоль Дона,  на слободы  Колыбелку и Лыски. Но к

этому времени  все дороги  в этом направлении были  блокированы  красными

частями,  а навстречу  мятежникам выслан  кавалерийский  полк  курсантов.

Узнав об этом, Колесников  поворачивает свои главные  силы  обратно и

через  села Грань, Покровка, Перебой идет на слободу  Лосево Павловского

уезда. Скорее всего, в это время с Тамбовщины до Ивана Колесникова

доходят слухи  о восстании Антонова. Вожак  воронежских  повстанцев

решает объединиться с тамбовскими мятежниками для более  эффективной

борьбы  с советской  властью.  Из Лосево Колесников во главе  крупного

отряда  идет на Калач,  который  повторно  занимает  17 февраля. "20

февраля  повстанцы  уже в Новохоперске. 24 февраля  отряд Колесникова

перешел  у станции  Терновка железнодорожную ветку Грязи - Поворино и

остановился  на ночлег  в селе  Кабань-Никольское Борисоглебского  уезда.

Здесь  и произошла  встреча  колесниковцев с 10-м Волчье%Карачанским

полком  антоновцев. Уже  28 февраля Иван Колесников становится командиром

1-ой  антоновской  армии.

 

 С Колесниковым на Тамбовщину ушла  лишь часть  воронежских повстанцев -

не более  1000 человек.  Основные силы  колесниковцев (около 2000 человек)

остались в Воронежской губернии. Основную часть повстанческих отрядов

составляли воронежские крестьяне,  которые  не хотели  накануне

весеннего сева, далеко  уходить  от своей  земли и своих жилищ.  Поэтому

колесниковцы возвращаются  в свои волости и уже здесь образуют  отряды по

50 - 200 человек.  Теперь, разбившись на отдельные  отряды,   колесниковцы

переходят от широких наступательных действий к партизанской  войне.

Повстанцы  проводят  налеты  на села,  в ходе которых  убивают  советских

работников  и сжигают местные канцелярии. Также колесниковцы  организуют

засады на небольшие отряды  красноармейцев. В отдаленных районах

повстанцами  беспощадно уничтожаются  органы советской  власти. Так,

например, 26 марта  в хуторе  Барсучьем Всесвятской  волости Острогожского

уезда  отряд  колесниковцев  в 200 человек полностью  вырезал местный

сельсовет.  На подобные  действия мятежников советские  власти отвечают

чрезвычайными мерами. Например, в Новой Калитве был установлен

комендантский  час. По улицам слободы  разрешалось перемещаться до 19

часов.  Всем гражданам слободы  было приказано сдать имеющиеся у них

холодное и огнестрельное оружие  в течение  12 часов.  После указанного

времени в домах слободчан был проведен тщательный  обыск. Лица, у которых

обнаружили  оружие, были арестованы и  препровождены в волревком.

 

 Борьба с колесниковщиной   осложнялась для советской  власти  голодом,

продолжавшим свирепствовать  на юге Воронежской  губернии. Для тысячи

воронежских крестьян хлеб становится  редкостью.  Уже  съедено большинство

лошадей, не говоря уже о рогатом скоте  и овцах,  которые  почти  все

уничтожены. Одна треть  голодающего населения  уже выехала  в урожайные

места: на Дон и Кубань.  Многие  крестьяне  на почве  голода заболели,  и

даже было  несколько случаев голодной  смерти.  О засеве  полей  нечего и

говорить,   так как нет  не только семян,  но и работоспособного

населения.  В некоторых  слободах  открываются  бесплатные столовые.  Но

вскоре продкомы (продовольственные  комитеты) эти столовые   закрывают.

Учитывая  тяжелые  последствия голода,  областные  продсовещания

разрешают крестьянам свободную покупку  семян и  запрещают продотрядам

изымать  семенной  материал.

 

 Положение крестьян  ухудшается в связи с размещением во многих  селах

красноармейских частей.  Например, в слободе  Рыбинской Острогожского

уезда расположился  14 отдельный  кавалерийский эскадрон в составе 167

человек.  Вследствие  размещения  эскадрона  в слободе  местное  население

лишилось   возможности  планомерно  производить  посев  хлеба  и других

сельхозкультур. Красные  кавалеристы  утруждали  население  всевозможными

требованиями подвод и упряжи  для обслуживания своих лошадей, чем отрывали

сельчан от посева.  При выгонке  подвод были случаи, когда красноармейцы

избивали  местных крестьян.   Естественно,  что подобное  самоуправство

красноармейцев, а заодно  и непрекращающийся голод  настраивали

крестьянские массы  против  советской  власти.

 

 Значительным событием весны  1921 года для всего  российского

крестьянства стала  замена  продразверстки продналогом.  На этот шаг

заставили пойти советское  правительство  крестьянские  мятежи  в Западной

Сибири, на Тамбовщине и на юге Воронежской  губернии.  Отменой

продразверстки  советское правительство  надеялось  вынуть  из широкого

крестьянского  недовольства  главный,  экономический стержень.  "Обращение

к крестьянству РСФСР"  было прочитано на сельских сходах  воронежских

крестьян   в первых числах апреля. Суть "Обращения"  заключалась в том,

что  разверстка  хлебная и на другие продукты  отменяется и заменяется

натуральным налогом,  а излишки  хлеба  остаются в полном  распоряжении

крестьян.

 

 На мятежной Тамбовщине многие  антоновцы  восприняли  отмену

продразверстки  как первый  шаг советской  власти  к изменению  политики

в отношении крестьянства. Посчитав,  что основная  цель  восстания

выполнена, тамбовские повстанцы  небольшими группами  возвращаются домой.

Этому  способствовало и объявление Полномочной  комиссией  ВЦИК

двухнедельной  явки  с повинной. В полках Антоновка  начинается повальное

дезертирство.  Иван Колесников, чтобы  спасти  свои отряды от

окончательного развала, решает вернуться в Воронежскую  губернию,  4

апреля  отряд Колесникова  снялся  из района села  Каменка Тамбовской

губернии  и взял направление на юг.   Во второй  половине  дня он без

одного  выстрела  перешел  у станции Терновка железную дорогу Лиски -

Поворино. 6 апреля  Отряд Колесникова  в 500 человек был уже  в четырех

километрах от  Новохоперска, взять  который на этот  раз повстанцам не

удалось.  8 апреля  у станции Абрамовка  повстанцы  перешли железную

дорогу Лиски - Поворино  и в середине  месяца благополучно добрались до

Старой Калитвы.  Появление  Колесникова  в Воронежской губернии

значительно  активизировало действия  местных повстанцев,  придало  их

борьбе  прежний  размах. 20 апреля объединенные  силы  колесниковцев

заняли  Верхний  и Нижний  Мамон,   а также  село  Гнилуша.  21 апреля

мятежники  даже  попытались  захватить Богучар,   но были отбиты

подразделениями 84-го  и 1-го  стрелковых полков Красной  Армии. 24

апреля в селе  Стеценково (30 километров западнее  Богучара)  отряд

колесниковцев  полностью  вырубил  сводную  спецгруппу по борьбе  с

"бандитизмом". Но дни самого Ивана Колесникова  уже были сочтены. Вечером

28 апреля в конце  ожесточенного пятичасового боя с ведущим  кавалерийским

отрядом  красных у слободы Криничная  он был  убит выстрелом  в спину

кем-то из своих. Гибель  вожака  воронежских повстанцев  завершает   в

истории  "колесниковщины"  этап  открытого  и широкого  противостояния

советской  власти2.

 

 Гибель  Колесникова первоначально никак не отразилась  на боевой

активности  воронежских  повстанцев.  Отряды  колесниковцев,  не встречая

серьезного  сопротивления,  занимают слободы  Россошь и Подгорное.

Повстанцы активно действуют в  Карпенковской, Всесвятской и  Ровенской

волостях Острогожского уезда и Ново-Белой  волости  Богучарского  уезда,

наводя  ужас на местные  органы  власти.

 

 В ответ  на рост "колесниковщины"   в некоторых волостях вводится

чрезвычайное положение.  На проезжих дорогах  за слободами местные  власти

устанавливают  заставы,  ведется  круглосуточная охрана телеграфной  и

телефонной сети.  Жители мятежных волостей  не имеют права покидать свои

села без  разрешения  местных волисполкомов.  Все лица, вновь прибывшие

в эти волости,  немедленно  регистрируются. На ночлег  без регистрации ни

один человек  не остается.

 

 Работу  советских органов  на местах существенно осложняет голод,

принимающий  в это время  угрожающие  размеры. Из-за  отсутствия  на

местах всякого  продовольствия  и снабжения пайками  совслужащих работа

во  многих  волисполкомах останавливается. Еще больше  от голода  страдали

крестьянские семьи.  В особенно ужасном  положении оказались дети.

Например,  только  в одной  слободе  Тростянке Острогожского уезда  для

1008 детей требовали  немедленного  снабжения  продуктами. Каждое утро эти

дети отправлялись  бродить по слободе, окрестному лесу  и лугу  в

безнадежных поисках пищи.  Искали  прошлогодние желуди, чеснок и  лебеду.

В лучшем случае пекли лепешки из половы и дубовой коры. Оставшиеся в

слободе больные старики и взрослые  были настолько  истощены   голодом,

что  не могли  пойти в Острогожск  достать хлеба   или определить детей  в

детские учреждения. Смертность в Тростянке была огромная,  неподдающаяся

учету, так как  хоронили  не сообщая ни волостным  органам, ни священнику.

Бывали случаи,  когда  дети-сироты  умирали от голода  в своей хате

одинокими.  Специальная комиссия  Рабкрина (Рабоче-Крестьянской

инспекции)  обследовала  положение детей в слободе,  открыла здесь четыре

"очага",  где  каждый  ребенок  мог быть  накормлен.

 

 Но не со всеми проблемами  советская власть  справлялась  гуманными

методами. Так, в связи  с ростом  числа беспризорников и неподконтрольной

миграцией населения в урожайные районы Советской  России, Совет  Труда  и

Обороны РСФСР принимает  постановление  о заключении на срок  до пяти лет

в концентрационные  лагеря за проезд  на паровозах и  тормозных площадках

лиц,  не имеющих на  то право. Воронежский губисполком в самой жесткой

форме  поставил вопрос  о создании  целой сети концентрационных лагерей

на территории губернии. Губисполком  приказал властям города Острогожска

и слободы Россошь   немедленно  приступить к подготовке  помещений,

подходящих для  концентрационных лагерей.

 

К середине мая 1921 года еще  недавно грозные  и сплоченные  силы

колесниковцев, потерпев  несколько  поражений подряд, окончательно

распадаются  на отдельные отряды. Воронежские повстанцы  окончательно

переходят  к методам  партизанской  борьбы. Теперь каждый отряд  действует

в  пределах своего района. Действия колесниковцев  ограничиваются

налетами на волостные села, убийствами ответственных работников,

уничтожением местных канцелярий и организацией  засад  на  красноармейские

отряды3. По-прежнему местное население обеспечивает  колесниковцев

питанием и  лошадьми.  В тех районах, где отсутствуют ревкомы  и

красноармейские  части,  вся власть  переходит  в руки повстанцев. На

освобожденной от советской власти территории  колесниковцы  сами следят

за порядком, борясь с бандитами и ворами.

 

 Несмотря на предпринимаемые  советской  властью  меры, в течение всего

июня  инициатива полностью  находится в руках повстанцев. Из-за ежедневных

налетов  некоторые волисполкомы  переходят на подпольное  положение.

Местное население  в большинстве своем  настроено  против советской

власти. На митинги и собрания, организованные сельскими коммунистами,

никто не является. В конце июня  происходит заметный  всплеск

активности повстанцев. В ночь на 22 июня  небольшой отряд  повстанцев

занимает Гнилушу. Через несколько  часов колесниковцы врываются в Нижний

Мамон. В обоих случаях  есть жертвы среди  совслужащих. Примерно в это же

время повстанческий  отряд   в 500 человек появляется в селе Шуршовка

Старокалитвенской  волости. 23 июня  отряд колесниковцев   в 50 человек

идет на Новую Калитву, навстречу  ему выдвигается местная ударгруппа.

Завязывается  ожесточенный бой, не принесший  победы  ни одной из сторон.

В ответ на июньские налеты советские власти в острогожских лесах  провели

облавы, не давшие больших  результатов.

 

 Между  тем дерзость  повстанческих вылазок  повышается. В начале июля

отряд  мятежников под командованием Марка  занимает слободу Криничную

Острогожского уезда. В слободе  колесниковцы  устроили  митинг  и избрали

из местных  жителей комитет, который  должен был заменить советские органы

власти. В ночь на 4 июля небольшая  группа колесниковцев  ходила по улицам

слободы  Старая Калитва вблизи  волисполкома. Повстанцы пытались узнать у

местных  жителей  о численности  красного  отряда  находящегося в самой

слободе.

 

 Советские власти,  не в силах  силовыми мерами  подавить

"колесниковщину",  переходят   к иным  методам  борьбы.  В начале  июля

воронежскими сельревкомами  были изданы  приказы  о добровольной явке

колесниковцев. Данные приказы объявлялись  семьям повстанцев. Действие их

ограничивалось двумя неделями.  Как следствие этих приказов в течение

первой  половины  июля 1921 года наблюдалась достаточно  оживленная явка

повстанцев  в местные  волревкомы и сельревкомы. Сдавались  колесниковцы

обычно  небольшими группами  по 10-15 человек. Много  мятежников  приходит

с левого берега Дона, из павловских лесов. Часто колесниковцы  являются  в

ревкомы  вместе со своим  оружием. Параллельно  с проведением добровольной

явки,  красные  части устраивают  в окрестных лесах  облавы  на

повстанцев.  Но колесниковцы,  вовремя  предупрежденные  местными

жителями,  исчезают  из "зачищаемых"   районов. Несмотря на  принимаемые

советскими властями меры,  воронежские  повстанцы  продолжают  ежедневно

посещать  хутора и села грабить местных представителей  и совслужащих,

нападать  на группы красноармейцев,  уступая порой  им в численности.

 

 Между тем в южных волостях Воронежской  губернии  продолжает обостряться

продовольственная  проблема.  Не оправдались надежды крестьян на урожай

1921 года. Озимые хлеба к началу  июля срыты, а яровые (пшеница, овес,

ячмень) почти совершенно погибли.  Уцелело  не более 10%  всего посева.

Гибель хлебов произошла вследствие сильной  засухи. До 7 июля дождей

совершенно не было. Прошедший 7 июля проливной дождь вроде бы дал

крестьянам надежду  на получение  урожая проса, подсолнуха и  картофеля.

Но 21 июля выпал крупный град, который  побил массу  хлеба и огородных

растений.  Уже в июле для  многих волостных советских работников

становится очевидным  тот факт, что выполнить государственный налог  на

хлеба будет весьма  затруднительно, а во многих случаях  совершенно

невозможно.  Волревкомы  начинают ходатайствовать о сложении продналога с

крестьян, пострадавших от неурожая. Но уездные  власти не обращают

внимания  на эти просьбы. В настоящее  время их больше заботит борьба  с

"колесниковщиной".

 

 22 июля  красным  отрядам удается в районе  села Гнилуши окружить  и

уничтожить отряд   известного  колесниковца Курочкина. В ходе этой

операции  было убито около 50 повстанцев, а сам Курочкин тяжело  ранен и

пленен. Остатки разбитого под Гнилушей  отряда (около 100 человек) уже 26

июля занимают хутор Куринной, что в 40 верстах  севернее  Калача. В

отместку за  командира,  повстанцы  полностью   уничтожают местный

ревком.  После  разгрома отряда  Курочкина  активность действий

колесниковцев  на некоторое время  снижается.

 

 В течение августа 1921 года положение  на юге Воронежской  губернии

относительно  спокойное. Во многих крупных  селах размещаются  отряды по

борьбе с бандитизмом.  Советские  органы  власти начинают  работать в

прежнем  режиме.  Постепенно в волостных и  сельских  канцеляриях

составляются списки плательщиков  продналога.

 

 В сентябрьские дни 1921 года, после составления необходимых списков,

советские власти приступают к работе  по сбору  продналога. В помощь

сельским коммунистам уездные  центры  посылают в волости  десятки

продработников. Но, несмотря на эти  приготовления, работы по сбору

продналога  с самых  первых дней оказались   провалены. Произошло это

вследствие того, что  многие  крестьяне были совершенно не в состоянии

выполнить налог:  одни ввиду неурожая  и засухи,  другие,  имея землю,

даже  не сеяли. К неплательщикам  налога  советские  власти начинают

применять  жесткие  меры, такие как,  например,   административный арест.

Только  в слободе Караяшниково Острогожского уезда  за одну  неделю

подобным арестам было подвергнуто 60 человек.  Существенно  затормозила

плановое  выполнение  продналога  и возросшая   активность действий

колесниковцев.  Повстанческие отряды  по 30-100 человек  появляются  в

селах и хуторах Богучарского  и Острогожского уездов. Колесниковцы

уничтожают местные  канцелярии, где  хранятся списки по продналогу,

убивают  совслужащих и  продработников,  вместе с местным населением

грабят ссыпные  пункты и продхранилища. В ответ советские  власти

приводят  в боевую готовность  ударные группы и кавалерийские отряды ВЧК.

Постепенно зона действий  воронежских повстанцев  расширяется. В сентябре

крупные  отряды колесниковцев  в 150-200 сабель выходят из павловских и

острогожских лесов и оправляются в рейды на Украину и Донщину.

 

 К началу октября 1921 года в южных волостях Воронежской губернии работы

по сбору продналога по плану  должны были уже  завершиться. Но, между тем,

тамошним  органам властям удается  собрать лишь часть намеченного. А в

некоторых местностях сбор продналога вообще  не проводился, так как там

уже с мая нет никаких  органов власти. Специальные  упродтройки  проверяют

правильность составления списков по продналогу. За неверно составленные

списки некоторые  волисполкомы  в полном составе  предаются суду

продтрибунала.

 

 Проводимые советскими  властями меры  не приносят существенных

результатов, так как по-прежнему  крестьяне  негативно  относятся  к

продналогу. Все чаще  продорганы  слышат от них: "Нечего везти". В ответ к

крестьянам применяются жесткие,  репрессивные  меры. Причем  нередко

применяются  они в отношении  как выполнивших, так и невыполнивших

продналог.

 

 Вследствие репрессивной  политики  советских  властей  по отношению к

крестьянству  новых размах приобретает  повстанческое  движение. В

Богучарском уезде появляется крупный отряд колесниковцев под командованием

Фомина. В Павловском уезде  повстанцами уничтожена канцелярия Белогорского

волиспокома, а близ Верхнего Мамона ими занято село Лесково. В

Острогожском уезде  колесниковцы проводят  налеты  на села и хутора

Айдаровской, Новокалитвенской, Дерезовской, Сагуновской, Шубинской,

Шапошниковской, Каряшниковской, Ровенской, Мартевской волостей. Чекистские

отряды  не в силах справиться с подобным размахом  повстанческой борьбы. В

помощь им при  волревкомах  создаются новые ударные группы.  Но ударники

отличаются  низкой  боеспособностью,  так как основу подобных

формирований  составляют  бывшие дезертиры  и колесниковцы. Например,  в

селе Ровеньки Острогожского уезда  колесниковцы  без единого  выстрела

разоружили местную  ударгруппу,  после чего без помех разграбили вместе с

местным населением собранный по слободе  продналог.

 

 В ноябре  и декабре 1921 года борьба  повстанческих отрядов  с советской

властью  по-прежнему  не ослабевает. Путем  объединения  разрозненных

групп  появляются крупные  формирования  колесниковцев.  Повстанческие

отряды по 100-250 человек появляются в волостях Острогожского  и

Богучарского  уездов, где срывают завершение  продовольственных работ. В

отделенных  хуторах  и селах  повстанцы  под видом  красноармейцев

полностью уничтожают  местные  советы. Повстанцы  также не бояться

появляться  в крупных слободах,  где расположены отряды по борьбе с

"бандитизмом".  Несмотря на все  усилия  ударгрупп и кавалерийских отрядов

ЧК, повстанцы продолжают  оказывать упорное  сопротивление. Поддержка и

сочувствие  большинства населения по-прежнему  на стороне  колесниковцев.

 

 В декабре воронежские ревкомы  приступают к проведению агитации  на  тему

несознательности крестьян, поднявших антисоветский мятеж. В слободе

Криничной, например,  под воздействием агитации  многие  крестьяне

признали ошибочность своих прежних  взглядов и изъявили желание

сформировать местный  отряд  самообороны. Вскоре был сформирован отряд в

59 человек.  На всех бойцов  приходилось  всего четыре  годных винтовки.

Но это не остановило  людей. Все равно выставлялись караулы, посты,

патрули. Внезапно  в один из декабрьских  дней в слободу  въезжает  один

из кавалерийских отрядов Красной  Армии.  И сразу же красноармейцы

приступают к безудержному грабежу  местного населения. Забирают хлеб,

лошадей, одежду.  После этого события отношение  местных  крестьян  к

советской  власти  резко  меняется в противоположную сторону. Даже бойцы

отряда  самообороны  начинают  колебаться: у одного красноармейцы забрали

корову, у другого - сапоги  и шубу. Через два  дня через Криничную

проезжает  очередной  кавполк. И опять та же картина  безудержного

грабежа. И все же  негодование  местных  крестьян  достигает своего

предела  только тогда, когда  продорганы  повторно   собирают  с населения

слободы  продналог в 100%. На примере  слободы  Криничной  видно, что к

исходу  1921 года отношения  между воронежскими крестьянами и советской

властью  особо не изменились.

 

 В сложившихся  условиях  колесниковцы  оказались  единственной  силой,

способной  защитить  крестьян от произвола  антинародной  власти. Своими

действиями  повстанцы  пытались хоть как-то облегчить положение основной

массы сельчан.   В свою  очередь,   советские власти  старались  подавить

"колесниковщину"   лишь силовыми  методами,  не понимая,  что только путем

продуманной  экономической  политики можно подавить  неутихающий  мятеж.

Колесниковцы не выдвигали  политических  лозунгов  и больших целей. Они

просто  с оружием в руках боролись   с властью, мешающей  земледельцы

нормально  жить и трудиться. Это были не бандиты, это были восставшие

крестьяне.

 

 

 КОММЕНТАРИЙ

 

 1 Судя по различным источникам,  крестьяне  восстали  отнюдь не против

советской власти, а против коммунистов  и их произвола в советских органах

власти. Лозунг "Советы без коммунистов!"  был весьма  распространенным в

тот момент  во многих  областях России,  где происходили  подобные

стихийные  движения. Показательно то, что в ходе  "колесниковщины"  в

различных населенных пунктах  повстанцами были на общем сходе  избраны

советские  органы  самоуправления. См.: Сборник "На страже". Специальное

издание к десятилетию создания РККА. Под ред. А. Лавыгина. Воронеж,  1928.

- Фонды Воронежского областного  краеведческого музея.

 

 Кроме того, есть сведения, что Губернская чрезвычайная комиссия по борьбе

с бандитизмом   и контрреволюцией  в самом  начале 1920-х годов  создавал

специальные  конные  отряды, имитировавшие банды  и соответственно

экипированные. Если верить словам ветеранов ВЧК-УКГБ: "Им давали

"погулять",  то есть "зарекомендовать себя всячески". А затем

представители этих новоиспеченных  "бандитов"  вызывали на "братание"

отряды настоящих "бандитов".  Когда  те выходили   к своим "братьям",

последние  встречали  их перекрестным огнем и косили  из пулеметов".  Еще

в конце 80-х гг. прошлого века тем, кому  удалось  побывать в музее УКГБ,

могли увидеть там фотографии таких "банд-оборотней".

 

 2 По другим источникам, Иван Колесников  был убит шальной  пулей, и

повстанцев после этого возглавил его брат. Среди них начались раздоры

из-за разногласий  о дальнейшем маршруте  следования - идти  домой,

возвращаться назад к Антонову или прорываться на Украину к Махно. Поэтому

отряд  разделился на несколько  частей, что  сильно ослабило  его боевые

возможности.

 

 3 В сборнике "На страже" повествуется,  как действовали  восставшие

крестьяне, если  получили известие о слишком больших силах высланных

против них регулярных частей Красной Армии или  "чоновцев".

 

 ЧОН - части особого назначения,  существовали в период гражданской войны

и до 1925 года. Первоначально формировались,   как правило, из

интернационального  элемента - латышей, китайцев, освободившихся  из плена

немцев, мадьяр и прочих,  отличались особой жестокостью. После окончания

активной фазы войны в 1920 году - из коммунистов,  активистов, работников

ВЧК и других мероприятий, которые невозможно было заставить выполнять

"обыкновенного русского мужика, а также - для подавления восстаний,

вызванных этими мерами. Фактически являлись  "скорой  помощью"  революции

в моменты острой  для нее  опасности  и при подавлении народных

восстаний.

 Когда колесниковцы  понимали,  что своими силами им с противником  не

справиться,  то рассредоточивались  по окрестным  селам и балкам,  а

навстречу карателям  высылали  делегацию  из мирных односельчан  с

хлебом-солью. Затем "гостей"  разводили по хатам и вдоволь  угощали

кулебяками и  самогоном.  Поутру  возвращались  вооруженные  уроженцы

данного  населенного пункта  и вязали  еще непроспавшихся  спьяну врагов.

Выстроив их на улице, производили  "естественный  отбор": комиссаров и

командиров - в расход. Остальных, если не коммунисты-интернационалисты,

разоружив, отпускали восвояси.

 

 Комментарий О. П. СКОГОРЕВА.


Категория: Революция, Гражданская война / печать / rss
Оценить статью: / Средняя оценка: 2

pgt 0.02519 сек. / запросов: 10 / кэширование: выключено
 

 

Аренда недвижимости Можайск


Использование материалов, опубликованных на сайте, разрешено только с указанием авторства и гиперссылкой на источник: www.ostrogozhsk.ru
Мнение администрации не всегда совпадает с мнением авторов опубликованных на сайте материалов.