История Острогожска

Исторические периоды:
 

Общие очерки по истории Острогожска
Острогожские земли до н.э.
Н.э. до основания города Острогожска
Основание Острогожска, строительство крепости
Дореволюционный период
Революция, Гражданская война
Становление Советской Власти, довоенный
период
Великая Отечественная война
Послевоенные годы, времена развитого Социализма
Перестройка, развал Союза
Современная история
 

Тематика
 

События
Люди
Архитектура
Исторические документы
Фотографии старинного Острогожска
Фотографии современного Острогожска
Фотографии исторических мест Острогожска
Религии в истории Острогожска
Острогожское казачество
История Острогожского района
Полный архив статей
Архив статей по времени размещения
Поиск
Обсуждение истории Острогожска в Форуме
Острогожский Интернет-портал
Острогожские новости

Острогожск Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика
Острогожск

 
 

 

« Перечень объектов культурного наследия Воронежской области | Михаил Селивёрстович Камовский »

 

Поиски и находки

Сразу после освобождения Острогожского района, в январе 1943 года, в штаб Воронежского фронта пришли местные подпольщики. Они рассказали о том, как боролись против врага в период оккупации. У них имелась радиостанция, с помощью которой поддерживалась связь с Большой землёй. Об этом мы знаем из воспоминаний члена военного совета 40-й армии Ивана Самойловича Грушецкого.


 
Четвёртого июля 1942 года фашистская авиация совершила налёт на город. Вот что вспоминал Михаил Степанович Литвинов, в ту пору учащийся фельдшерской школы:

«Госпиталь №1328 в момент бомбёжки был перегружен ранеными. Здание прилегало к двум оврагам. В крутом берегу заблаговременно была вырыта ниша для укрытия. Сюда ринулись ходячие воины и медперсонал. Фашисты заметили белые халаты и прицельно сбросили бомбы. Одна из них угодила в берег оврага, засыпав нишу, заживо похоронив в ней людей». А на перегоне Засимовка – Нижний Ольшан вражеская авиация разбомбила наш военно-санитарный поезд №2957, на крышах которого отчётливо были видны санитарные кресты. Часть раненых погибла, а остальные добрались до города или остались у партизан.

Острогожск немцы заняли 5 июля 1942 года. Позже их сменили венгерские войска. Долгие 200 суток продолжалась оккупация. Захватчики захватили все лучшие помещения, а жителей согнали в подвалы и сараи. Многих фашисты угнали в Германию. Город обезлюдел.

После освобождения Острогожска вскрылись вопиющие факты гитлеровской жестокости. Недалеко от города находились два лагеря для военнопленных: один – на территории кирпичного завода, другой – в селе Новая Мельница. В каждом из них томилось до трёх тысяч пленных. А 25 августа 1942 года Варвару Ивановну Пащенко, неизвестного мужчину и юношу из Воронежа повесили на перекрёстке улиц Карла Маркса и Прохоренко. Они были заподозрены в борьбе с оккупантами.

Михаил Литвинов остался в городе по заданию органов госбезопасности для организации помощи раненым и обозначения маршрута, по которому должны были ходить связные в партизанский отряд. Он связался с группой местных партизан, к которым попал медперсонал разбитого военно-санитарного поезда. Михаил Степанович вошёл в доверие к немецкой оккупационной администрации, позволившей ему организовать госпиталь для раненых бойцов Красной Армии. Сюда перевели медперсонал разбитого военно-санитарного поезда. Однако существовала проблема с медикаментами и питанием для раненых.

С медикаментами кое-как обходились за счёт вскрытого неприкосновенного запаса, заготовленного ещё до оккупации, а перевязочного материала катастрофически не хватало. Марлю и бинты стирали, сушили женщины под руководством Пичугиной и Новицкой. Михаил Степанович раздобыл немного ваты, а партизаны где-то добыли два парашюта, которые медики использовали как перевязочный материал.

С питанием обстояло намного хуже. Кухня-столовая была разбита. Правда, острогожцы приносили продукты, чтобы кормить раненых и персонал пленных медиков. Немцы не стали чинить препоны, они ограничивались лишь проверкой ноши и пропускали с продуктами местных жителей к раненым, тогда как большинство русских полицаев свирепствовали – ногами и прикладами сталкивали в овраг приносивших пищу.

В лесу партизаны заготавливали груши и яблоки для раненых и складывали их в амбар на лесном кордоне. Там жила семья, выселенная немцами из города. Однажды к ним явился немецкий офицер с русской переводчицей. Он зашёл прямо в амбар и увидел много заготовленных груш. Немец заявил, что намерен открыть винзавод и предложил за 25 мешков груш – мешок муки, при этом снабдив сборщиков груш пропусками в лес. Этими пропусками воспользовались партизаны. Они уводили выздоровевших раненых и других нужных людей в лес, обеспечивали связь с подпольем города. Из муки, полученной в обмен на груши, пекли хлеб для раненых.

18 августа 1942 года наша авиация разбомбила склады немцев по сигналам ракет, выпущенных подпольщиками. В отместку за бомбёжку оккупационные власти приняли решение разобрать для устройства блиндажей на фронте все дома, в которых жили семьи коммунистов и командиров Красной Армии. А в конце сентября сорок второго фашисты расстреляли на поле госплодопитомника буфетчицу райкома партии Богорубову и всех арестованных по делу уничтоженных складов, в том числе Николая Сипкова, Жуйко и еще шесть или семь человек.

Подпольные группы действовали на территории сёл Завершье, Волошино, Берёзово и Новая Мельница. Не обходилось и без потерь. В ноябре 1942 года был расстрелян агроном районного земельного отдела Филипп Герасимович Красота. Он помог Марии Васильевне Соколовой вывезти детдомовских детей, которых должны были расстрелять фашисты. Ф.Г. Красота был арестован и доставлен в гестапо полицаем Шестаковым. А 7 ноября 1942 года Ф.Г.Красоту, С.В.Бабусенко, И.С.Бабусенко, работавшего до оккупации в школе военруком, И.Г.Жуйкова, Егорова и заведующего районо Рубана расстреляли за городом в роще. Всего в период оккупации в Острогожском районе было расстреляно около трех тысяч мирных жителей, в том числе 287 детей.

В конце сентября в городе начался сыпной тиф. Михаилу Литвинову поручили организовать гражданскую больницу для лечения тифозных больных и найти для этого врачей. Стационар для сыпно-тифозных организовали в угловом здании улиц Октябрьская – Крамского, рядом с Домом пионеров. Переполненная гражданская больница была уничтожена во время бомбёжки. Оккупанты очень боялись сыпного тифа и не появлялись в домах, на воротах которых мелом по-латыни была сделана надпись «сыпной тиф». Всё отдали под контроль полиции. Прекратилось мародёрство со стороны венгерских солдат, так как появились случаи сыпного тифа и среди них.

Обследуя семьи по выявлению и госпитализации сыпнотифозных больных, Михаилу Степановичу Литвинову удалось укрыть вначале двух, а затем шесть военнопленных, якобы умерших от истощения и сброшенных в отвал песчаного карьера, что прилегал к крайним домам на выезде в село Рыбное.

Острогожск 1942
Острогожск осенью 1942 года. Фото из фондов Острогожского музея.

Алексей ПИЛИПЕНКО,
учёный секретарь Острогожского
историко-художественного музея им. И.Н. Крамского.

Источник: газета «Коммуна»  №52 (26799) от 10.07.2018.

Категория: Великая Отечественная война, События / печать / rss
Оценить статью: / Средняя оценка: 5

pgt 0.04307 сек. / запросов: 10 / кэширование: выключено
 

 


Использование материалов, опубликованных на сайте, разрешено только с указанием авторства и гиперссылкой на источник: www.ostrogozhsk.ru
Мнение администрации не всегда совпадает с мнением авторов опубликованных на сайте материалов.