История Острогожска

Исторические периоды:
 

Общие очерки по истории Острогожска
Острогожские земли до н.э.
Н.э. до основания города Острогожска
Основание Острогожска, строительство крепости
Дореволюционный период
Революция, Гражданская война
Становление Советской Власти, довоенный
период
Великая Отечественная война
Послевоенные годы, времена развитого Социализма
Перестройка, развал Союза
Современная история
 

Тематика
 

События
Люди
Архитектура
Исторические документы
Фотографии старинного Острогожска
Фотографии современного Острогожска
Фотографии исторических мест Острогожска
Религии в истории Острогожска
Острогожское казачество
История Острогожского района
Полный архив статей
Архив статей по времени размещения
Поиск
Обсуждение истории Острогожска в Форуме
Острогожский Интернет-портал
Острогожские новости

Острогожск Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика
Острогожск

 
 

 

« Пан сотник Покотилов | История здания школы №2 »

 

«Обзор» продолжает цикл рассказов о живущих в Литве участниках Великой Отечественной войны. Это не предпраздничная кампания. Это напоминание читателям о цене мирной жизни, которую заплатил народ за победу 1945 года.

 
На холме у воронежского села Щучье находится мемориал Памяти. Это место было отмечено на военных картах как высота 160,7. Упорные и жестокие бои за Щученский плацдарм остались в истории Отечественной войны под именем «Малого Сталинграда». Именно отсюда пошли в наступление части Красной армии, положив начало Острогожско-Россошанской операции.

«В январе 1943 года снег здесь был чёрным от вывороченной снарядами и бомбами земли. Это было даже не наступление, а отчаянный натиск, яростный прорыв трёх линий основательной обороны отборных немецких войск. Операция началась 30-минутным огневым налётом «катюш», затем 30 минут врага обрабатывала артиллерия всех калибров, следом в прорыв пошли танки, увлекая за собой пехоту и прикрывая её огнём и манёвром.
Это были очень страшные и жестокие бои. Трое суток мучилась земля Придонья, рассыпаясь на комья, скованные тридцатиградусным морозом. Только 16 января Совинформбюро сообщило: «Наши войска южнее Воронежа перешли в наступление против немецко-фашистских войск из районов Селявное и Щучье на юго-запад. В ходе наступления наших войск разгромлены 9 пехотных дивизий противника. За три дня боев было взято в плен 17 000 вражеских солдат и офицеров».

В результате Острогожско-Россошанской операции советские войска продвинулись на 140 км на запад и разгромили основные силы двух словацких легионов, 2-й венгерской и 8-й итальянской армий, 24-й танковый корпус и основные силы немецкого корпуса особого назначения.

15 дивизий были полностью разгромлены, ещё 6 потерпели поражение. Потери венгров и итальянцев составили 71 000 человек пленными и 52 000 человек убитыми. Когда я поднялся на высоту, открылась страшная картина. Сколько видел глаз, всюду лежали мёртвые венгры».

С этого обстоятельного монолога ветерана началась моя беседа с полковником Кожемякиным, непосредственным участником боёв на Щученском плацдарме на Среднем Дону. Пётра Ивановича с полным правом можно отнести к тем молодым советским патриотам, которые добровольцами рвались в действующую армию, хотя по возрасту ещё не подлежали призыву на военную службу.

Началась же боевая биография Кожемякина 5 августа 1942 года, когда немецкие бомбардировщики нанесли первый массированный удар по Острогожску, в медицинском училище которого Пётр учился с лета сорокового. Следует уточнить, что к тому времени уже несколько дней через город шли отступающие части. Немецкие лётчики бомбили их беспощадно, не давая организованно переправиться через Дон. Кровь, убитые, раненые, массовые пожары, страх и желание жить - так в возрасте 16 лет он впервые лицом к лицу столкнулся с ужасами войны.

Опуская многие её тяготы и невзгоды, перевернём сразу несколько важных страниц биографии Кожемякина. Он уже в составе отдельного сапёрного батальона воюет под селом Щучье и понимает, что дело идёт к большому наступлению. Своими глазами Пётр видел, как ночами прибывали из тыла лыжники. Тысячи и тысячи. Это были сибиряки из 18-го отдельного стрелкового корпуса, которому предстояло наступать со Щученского плацдарма.

И ещё один фронтовой эпизод прочно засел в памяти. Пётр Кожемякин должен был оказаться среди сопровождающих на передовую высокого московского начальника, тайно прибывшего в расположение частей. Но юношу забраковали из-за маленького роста. Группа в первые траншеи отправилась без него. Только много лет спустя Пётр Иванович узнал, что высоким начальником был будущий Маршал Советского Союза Георгий Жуков. Он лично проводил последнюю рекогносцировку перед наступлением.

Этот факт сам по себе говорит, какое значение Ставка Верховного Главнокомандования уделяла операции у небольшого села Щучье на Среднем Дону.

«Во вражеской обороне образовалась брешь шириной в 250 километров, были созданы условия проведения Воронежско-Касторненской операции 1943 года и наступления на харьковском и донбасском направлениях». Об этом в мемуарах писали Маршалы СССР Кирилл Семёнович Москаленко и Филипп Иванович Голиков.

Совершенно справедливо бывший гитлеровский генерал Курт Типпельскирх скажет после войны, что именно из-за «неприятностей под Воронежем нам не удалось добиться успеха под Сталинградом». Неприятности для немецкой армии вкупе со сталинградскими оказались катастрофическими.

Завершая короткий рассказ, возвратимся к словам, с которых его начали: на холме у воронежского села Щучье находится мемориал Памяти. Здесь установлен танк Т-34. Последним его боем стала атака у села Селявное на берегу Дона, в котором машина подорвалась на мине.

Легендарный Т-34, лучший средний танк той войны, - это один из символов исторической Победы над гитлеризмом. Гордо возвышается он над высотой 160,7. Но хотелось бы, чтобы на мемориальных досках были перечислены фамилии людей, вписавших «Малый Сталинград» в историю.

Пусть видят поседевшие солдаты,
Что кровь свою пролили здесь не зря,
Чтоб стала вновь красива и богата
Земля родная –
Щученский плацдарм.

К сожалению, желание невыполнимо: только погибшими там лежат примерно 20 000 бойцов и командиров Красной армии. Неисчислимое количество людей рвало на Щученском плацдарме оборонительные порядки немцев, итальянцев, словаков и мадьяр. Но фамилию одного из участников многодневных тяжёлых боёв мы знаем наверняка.

Это Пётр Иванович Кожемякин. Как сам говорит, «никаких подвигов не совершил, но думал несколько ночей перед интервью и решил-таки, что человек пять в тех жестоких боях я всё же от смерти спас».

Земной поклон ему…

Анатолий ИВАНОВ
Источник: газета газеты «Обзор» № 1164, Литва.

Категория: Великая Отечественная война, Люди / печать / rss
Оценить статью: / Средняя оценка: 4

pgt 0.01743 сек. / запросов: 10 / кэширование: выключено
 

 


Использование материалов, опубликованных на сайте, разрешено только с указанием авторства и гиперссылкой на источник: www.ostrogozhsk.ru
Мнение администрации не всегда совпадает с мнением авторов опубликованных на сайте материалов.