«Волынщики», «Амур с ядрами» и другие

Фарфоровые статуэтки из коллекции Михаила Мелентьева. 
Фото Алексея Пилипенко.

Есть люди, которые проносят через всю жизнь воспринятые с детства культурные традиции и передают их потомкам. Именно таким был уроженец Острогожска Михаил Михайлович Мелентьев (1882-1967). Врач по образованию, выходец из небогатой купеческой семьи, он обладал врожденной интеллигентностью, высокой духовностью, чувством такта. Это был терпимый, несуетный человек, проживший долгую, одинокую и нелёгкую жизнь.

Алексей ПИЛИПЕНКО,
ученый секретарь Острогожского 
историко-художественного музея им. И.Н.Крамского

Михаил Михайлович вырос в семье, где царили теплые, родственные, патриархальные отношения, простые и сердечные. Мать его была неграмотна, отец – малограмотен. В семье росли восемь детей. Образование старших братьев закончилось уездным училищем. Михаил и его сестра Анна – первые в семье, кто настоял на продолжении образования, следующей ступенью которого служила классическая гимназия.

Врач и коллекционер Михаил Мелентьев.

Желание получить высшее образование привело Михаила Мелентьева в Москву. В университете с 1905 по 1911 год он получает медицинское образование. После университета отбывает воинскую повинность в городе Проскуров в Днепровском пехотном полку, офицеры которого послужили в свое время прототипами героев повести «Поединок» А.И. Куприна. После начала Первой мировой войны Мелентьева направляют морским врачом в Кронштадтский военно-морской госпиталь.

К 1918 году относится знакомство М.М.Мелентьева с молодым художником В.А.Свитальским, для которого он стал не только близким другом и советником, но фактически заменил ему родного отца. С трагической гибелью талантливого юноши Мелентьев не смирился никогда.

В 1923 году Михаил Михайлович переезжает в подмосковное Алабино. Здесь он вместе с близкими по нравственному складу коллегами продолжает в местной больнице традиции земских врачей. Но через десять лет в связи с «делом» четырнадцати врачей, среди которых находился и личный доктор Максима Горького Д.В.Никитин, был арестован и Мелентьев. После семимесячного заключения в Бутырской тюрьме он получил приговор: высылка на три года свободнопоселенцем в Медвежью Гору.

Осенью сорок первого Мелентьев вместе с семьёй сестры отправляется в эвакуацию в Оренбург, здесь он устраивается заведующим городской поликлиникой. Через два года уезжает во Владимир, где до конца войны будет возглавлять обе городские больницы.

После войны Михаил Михайлович переезжает в Тарусу. Каждый год его тарусский дом гостеприимно распахивал свои двери для гостей. Вокруг него собирались талантливые незаурядные личности: музыканты К.Н.Игумнов, Н.И.Голубовская и С.М.Симонов, художники Н.В.Крандиевская-Файдыш, А.В.Григорьев, Е.В.Поленова-Захарова, писатели Ю.П.Казаков, С.З.Федорченко, дочь философа В.В.Розанова Татьяна, мемуарист В.В.Шульгин.

Будучи глубоко верующим человеком, Мелентьев стоически переносил выпавшие на его долю невзгоды. Далекий от политики, он не допускал злобной критики и жалоб. Лишь изредка в его воспоминаниях проскальзывают нотки сожаления об очевидном падении культуры и духовности современников.

Воспоминания М.М.Мелентьева, хранящиеся в нашем музее, описывают неспешную жизнь острогожцев, привычные развлечения и празднества, городской сад с его аллеями, храмы, гимназию, в которой одновременно с Мелентьевым учился старший брат Самуила Яковлевича Маршака, Моисей. Священники городских церквей, любимые учителя – их душевности хватило Михаилу Михайловичу на всю долгую жизнь. Неизменная, нерасторжимая привязанность к матери, братьям и сёстрам, товарищам юности – в этом он весь.

Мелентьев никогда не порывал со своей малой родиной. Тонкий ценитель прекрасного, он в течение многих лет собирал разнообразный антиквариат: фарфор, картины, мебель и в конце жизни подарил свою коллекцию родному Острогожску. Она включает в себя ценнейшие произведения искусства: акварели А.Н.Бенуа, «Пейзаж с аистами» В.Д.Поленова, набросок Ф.А.Малявина к картине «Рязанские бабы», большое полотно Ф.А.Бронникова «Гимн пифагорейцев восходящему солнцу», бисерные вышивки, изысканную мебель из красного дерева, стекло и фарфор знаменитых русских заводов.

Одной из составляющих коллекции является фарфор. Она формировалась из случайных приобретений, поэтому в ее состав вошли изделия различных заводов России, разных стилей и назначения.

На рубеже XVIII-XIX вв. преобладал стиль позднейшего классицизма – «ампир». В основу декора легло торжественное и монументальное искусство античности, поэтому изделиям присуща особенная торжественность. Лебеди, грифоны, львы, крылатые чудовища, лавровые венки служили ручками, носиками или ножками изделий, созданных в виде цилиндров, усеченных конусов, амфор или античных кратеров. В стиле ампир выполнены предметы из фарфора, связанные с тематикой Отечественной войны 1812г. (ваза и тарелка) с портретом участника событий – графа Петра Христофоровича Витгенштейна.

К первой половине XIX века относятся статуэтки из бисквита. Некоторые играли роль подставок под вазы для десерта. Изготовлены они в академических традициях: амуры, грации, нимфы, застывшие в грациозных позах, с правильными чертами лица и тщательно отделанными красивыми складками одежд. Бисквитный бюст Екатерины II, произведенный на Петербургском фарфоровом заводе по модели скульптора Шубина. В коллекцию вошёл также бюст Петра I, выполненный в классических традициях.

Лучшим из частных заводов России тогда считался завод Гарднера. На нем выпускали фарфор и фаянс высшего качества. Особенно интересны статуэтки. Они создавались в русском стиле и отражали бытовую среду в лучших реалистических традициях, воспринятых из майолики Гжели. В 1817 году вышла книга «Волшебный фонарь», в которой в красках исполнены изображения городских типов: почтальона, дворника.

По этим рисункам Гарднером выпущена массовым тиражом серия фигурок в раскраске. Они характерны удлиненными пропорциями тела, строгими круглыми или четырехугольными подставками с золотой каймой.

В XIX веке пропорции фигурок становятся более естественными, подставки украшаются орнаментом или выполняются в виде земли. Блестящая глазурь заменяется матовой раскраской по бисквиту. Декоративность сменяется иллюзорностью. Тематика скульптуры остается прежней, народной, но более широкой. Отражаются все виды труда и быта с вниманием и любовью к натуре.

Большой славой пользовались изделия завода Попова. Особенно удавались реалистичные статуэтки, тонко исполненные, с хорошо проработанными деталями, полные глубокого лиризма. Отсюда особая любовь к таким статуэткам в среде коллекционеров (статуэтки «Волынщики», скульптурная группа «Дети»). Тонким изяществом отличалась и посуда фабрики Попова (чайник и молочник цвета беж), чернильница «Амур с ядрами».

Статуэтки знаменитых русских балерин Анны Павловой и Тамары Карсавиной изготовлены на Петербургском фарфоровом заводе. Они были сделаны для продажи, а вырученные средства направлялись семьям воинов, погибших на фронтах Первой мировой войны.

Коллекция Михаила Михайловича Мелентьева является одной из жемчужин экспозиции Острогожского историко-художественного музея.

Источник: газета «Коммуна» | №16 (26864) | Пятница, 1 марта 2019 года.


Огигинал новости ««Волынщики», «Амур с ядрами» и другие»   -
«Острогожские новости»   -